Главная опасность для страны

Украинская реальность может измениться к лучшему. А может и к худшему. Просто вторую перспективу скептики всех мастей отчаянно не хотят брать в расчет.

Главред

Павел Казарин

Мы привыкли к тому, что просоветский человек думает желудком. И сравнивает реальность с собственной ностальгией об СССР. Память услужливо подсовывает ему воспоминания о молодости, дешевых продуктах, «порядке» и «безопасности». Эта же память заботливо вычеркивает весь негатив – и потому просоветский человек не помнит об очередях и унижениях, запретах и ограничениях, железном занавесе и тотальном контроле. Он сравнивает Украину со своими представлениями о «норме» и приходит к выводу, что Украина ему не нужна.

Вместо нее он готов предпочесть Россию. Которая кажется ему богаче и изобильнее. И на алтарь этого мифа о светлом будущем под триколорами он готов бросить свое собственное настоящее. Просоветский человек искренне убежден, что ему сегодня нечего терять. Что любые перемены в его жизни – в этом сценарии – способны быть только к лучшему.

Мы уже привыкли к этим людям. И даже смирились с тем, что рациональными аргументами достучаться до них не выйдет. В конце концов, не всем дано адекватно оценивать окружающую реальность.

Но в том и штука, что этот диагноз касается не только «просоветских».

Потому что в Украине есть немало и тех, кто в качестве образца для подражания выбрал страны по другую сторону границы. Тех, кто сравнивает Украину со Швейцарией и Германией. И когда видит контраст – готов махнуть рукой на собственную страну и заявить в сердцах о том, что «место проклятое».

Они старательно отделяют себя от страны. Скептически хмыкают при слове «налоги». Вспоминают лишь о собственных правах и забывают об обязанностях. Стараются не думать ни о чем, что находится за порогом их входных дверей.

Они любят кивать на европейское качество жизни и западные зарплаты. На выборах голосуют за «рубильник счастья». Считают, что страна им задолжала – и требуют возврата долгов. Брать готовы дешевой коммуналкой, недорогой растаможкой или правом не возвращать банкам кредиты. ​

Формально, это два разных лагеря. Одни хотят Россию и СССР. Другие – Европу и Запад. Но если копнуть, то окажется, что изначальные стремления у них совпадают.

Оба лагеря хотят благополучия и безответственности. Просто первые грезят придуманным советским благоденствием. А другие точно так же верят в беззаботный европейский рай.

Если бы на один день осуществить их мечту – они бы почувствовали себя обманутыми.

Но два эти лагеря роднит и еще одно обстоятельство. Для всех них украинская действительность – это лишь набор бытовых неурядиц. Себя они воспринимают в качестве рабов этой реальности, которым, как известно, нечего терять, кроме своих цепей. И потому они уверены, что любые их действия могут привести лишь к улучшению их быта. Потому что «а куда уж хуже».

Они привыкли воспринимать свою реальность как «статус-кво». Все, что их окружает, – как «заводские установки» и нечто идущее «по умолчанию». Привычные детали быта – как «неотчуждаемые права», на которые они даже отвыкли обращать внимание. Потому что уверены, что они никуда не исчезнут.

Когда они говорят, что Украина нуждается в улучшении – с этим нет смысла спорить. Страну и правда нужно оптимизировать. Сокращать коррупционный налог. Повышать эффективность. Внедрять цивилизованные правила игры. Но в том и штука, что результат будет не только у правильного лечения. Результат будет, в том числе, и у врачебной ошибки.

Украинская реальность может измениться к лучшему. А может и к худшему. Просто вторую перспективу скептики всех мастей отчаянно не хотят брать в расчет. Хотя за примерами далеко ходить не надо.

И тем и другим можно предложить съездить в Донецк или Луганск. Чтобы понять, как выглядят территории, с которых уходит институциональная Украина. Многие мелочи быта начинаешь ценить лишь тогда, когда их лишаешься.

Можно включить телевизор и посмотреть сюжеты о Венесуэле. Узнать, как выглядят гиперинфляция и дефицит туалетной бумаги. Почитать, чем чреваты раскулачивание и классовая борьба.

В конце концов, можно просто открыть учебники истории. Изучить события столетней давности. Сравнить с теми спорами, которыми изобилует нынешняя Украина. Попытаться найти отличия.

Иногда лучше спорить о цене «коммуналки», чем спиливать батареи на металлолом. Лучше иронизировать над «пластмассовыми копами», чем ждать, пока тебя забьют люди с непривычным акцентом. Лучше критиковать коррупцию, чем сидеть в подвале и собирать выкуп.

Украинское государство можно за многое не любить. Но это не повод им не дорожить.

Двадцатый век довольно безжалостно продемонстрировал, как выглядит судьба народов, которые свое государство не удержали.

И если вам кажется, что «хуже не будет», значит вы просто не догадываетесь, как глубока бывает кроличья нора.

Related Posts

«Как депутаты БПП спасают Продана от выдвинутого фр. БПП генпрокурора Луценко»
«Раша снова ударила в грязь лицом, хотя куда уже больше?» — расскажет Чекалкин
Сергей Семочко — двойной, тройной или х***вый агент?