У Кремля не может быть союзников — только рабы

Последние антиукраинские санкции, введенные российским правительством против целого ряда политиков, — пожалуй, самые странные в новейшей истории.

Главред

Виталий Портников

Среди фигурантов санкционного списка оказались не только политики, не скрывающие своего негативного отношения к агрессивным действиям Кремля и путинскому режиму в целом, но и те, кто на протяжении десятков лет защищал в Украине именно российские интересы и ассоциируется с этой защитой и у коллег, и у избирателей.

В российские списки попали, например, бизнесмен и депутат Верховной рады Вадим Новинский; бывший глава Харьковской области времен Януковича Михаил Добкин, баллотировавшийся в 2014 году в президенты от пророссийских сил; бывший вице-премьер Александр Вилкул, известный как главный защитник интересов Москвы в Днепропетровской области; бывший вице-премьер Борис Колесников, возглавляющий «теневое правительство». Попала в список и восходящая звезда пророссийской оппозиции, лидер партии «Наши» депутат Евгений Мураев. Каждого из этих людей можно без преувеличения назвать настоящим патриотом — но не Украины, а именно путинской России. И вот эти люди оказываются в российском санкционном списке.

Можно было предположить, что таким образом Москва помогает своим сторонникам, с помощью санкций доказывая их самостоятельность. Однако в санкционном списке вы не увидите других оппозиционеров, которые поссорились с недавними соратниками: бывших глав администрации президентов Кучмы и Януковича — Виктора Медведчука и Сергея Левочкина, бывшего вице-премьера Юрия Бойко и депутата Вадима Рабиновича. Рабинович покинул фракцию Оппозиционного блока в Раде, а Левочкин и Бойко были из нее исключены после объединения с Медведчуком и Рабиновичем в «Оппозиционную платформу — За жизнь». Михаил Добкин вообще уверен, что Москва таким образом отомстила каждому, кто проголосовал за это исключение, — и, похоже, он близок к истине.

Для Кремля сторонник — не тот, кто тратит деньги на русских священников, обеспечивает успех российской пропаганды, как Мураев, сохраняет хотя бы частичный контроль над территориями восточных областей, как Добкин или Вилкул. Для Кремля сторонник — тот, кто исполняет приказы. Тот, кто просто делает то, что захотелось Путину на данный момент, — не обсуждая, не задавая вопросов, не сомневаясь.

Путину, в общем-то, не нужны сторонники, ему нужны рабы. Сторонник с собственным мнением для него — такой же враг, как и противник. Вот почему российская пропаганда еще до всяких санкций просто решила стереть их из украинской политики. Если вы прочитаете в «Газете.ру» анализ ситуации перед выборами, вы просто не найдете в нем упоминания об Оппозиционном блоке: «политиками востока» там названы деятели из «Оппозиционной платформы», редко выезжающие из Киева и никакой особой связи с востоком не имеющие. Но раз в Кремле решили, что именно эти люди будут политиками востока, значит, так тому и быть.

История с нелепым обстрелом своих, которые вдруг стали чужими, еще раз показывает, что у России в Украине нет никаких шансов, чем бы ни закончились украинские выборы. Шанс один — разбомбить, отутюжить танками, расстрелять, пересажать. Но в мирной ситуации шансы отсутствуют именно потому, что Кремль не хочет и не будет сотрудничать ни с кем — ни с Порошенко, ни с Тимошенко, ни, как оказывается, даже с Добкиным.

Кремль хочет не сотрудничества. Он требует подчинения.

Related Posts

Зеленский обратился к России
Обнародовано заявление Украины в суде ООН по иску против РФ
Песков назвал «Минск» основой отношений с Украиной