Жена Кожара рассказала об их истории любви и трагедии

Жена Леонида Кожары, которого подозревают в убийстве столичного бизнесмена Сергея Старицкого, рассказала о содержании его под стражей. А также историю их любви.

Марина Козерод живет в их доме, где произошла трагедия. Отмечает, что информация о том, что она призналась в непредумышленном убийстве Старицкого только через 33 дня после происшествия, недостоверна.

«Это немного не так, ибо то же самое я говорила вместе с Леонидом Александровичем и 9, и 16 марта. Даты запомнила, потому что это были понедельники. Никто нас ни в прокуратуре, ни в полиции, сначала в Боярке, затем в Киево Святошинском районе не слышал. Только 25 марта, когда мужа остановили на дороге, чтобы зачитать решение о задержании, с третьей попытки мне удалось заявление подать. Через два дня я повторила свои слова в суде. Еще раз сказала о том, что произошло, вчера у следователя. До того в течение месяца после гибели Сергея мы сидели дома и нас никто не трогал. Мы не проходили даже в качестве свидетелей. Думаю, соответствующим органам не составит труда поднять документы и убедиться, что мы хотели дать показания. Однако они никого не интересовали , — рассказывает Марина Козерод, передает «Главком».

Говорит, что познакомилась с Леонидом Кожарой в Facebook 8 лет назад. Три года переписывались. Поженились в 2015 году, когда он уже не был министром.

«Да, в непростые для него времена. Даже не помню, как добавилась в друзья. Очевидно через друзей друзей. Я тогда в основном жила за границей. Леонид писал мне, что он депутат трех созывов, министр. Но меня это не поражало . Как-то пропускала мимо ушей. Я же девочка — не смотрела на должности, а на человека. Леонид советовал найти его в «Википедии», затем отправлял ссылки. Трижды! И я каждый раз не читала. Еще думала: какой он высокого о себе мнения , что я о нем должна читать. То мужчина должен за женщиной бегать, а не наоборот», — говорит Марина.

С мужем после его задержания виделась только один раз.

«Езжу каждый день, потому привожу есть. Можно возить все, кроме молочного. У Леонида была язва желудка, поэтому с выбором пищи надо быть внимательным. Хотела купить азиатскую еду, которую муж любит. Но мама настояла, что будет готовить сама, домашнее .Адвокат говорит вживую через день, а я видеть мужа не могу. Мне дали справку, что разрешена одна встреча. В связи с пандемией коронавируса еще и она откладывается. Думаю, в ближайший понедельник мужа привезут домой, для следственного эксперимента. Насколько я понимаю, показания не совпадают. Из того, что знаю я , экспертиза показала, что следы выстрелов есть только на моей одежде и на Лёниной. Но нам адвокат пояснил, что похожее может быть, когда заходишь с улицы или из другой комнаты, в которой накурено. Запах обязательно прилепится к одежде и волосам. То самое и здесь: вбегаеш в комнату и попадаешь в облако от выстрела. Пороховые газы оседают. По словам нашего юриста, это доказательство — лишь опосредованное. Ни у меня, ни у мужа нет следов ни на руках, ни на ногтях, ни на лице, ни на шее», — рассказывает женщина.

Кожара содержится в Вышгороде. Что касается условий заключения — все довольно цивилизованно: в камере сделан евроремонт, есть телевизор, холодильник, горячая вода, душ, туалет.

Что касается дальнейшего общения с семьей Старицких, Марина говорит, что имела желание пойти на похороны, однако родственники погибшего не желают поддерживать контакт. Женщина рассказывает, что совсем не волнуется через возможность быть задержанной.

«Мы удивлены, что под стражу взяли Леонида. Ибо данные экспертизы не против мужа. К тому же есть мои показания. Однако его не только посадили на 60 суток, да еще и сумму залога определили фантастическую Для нас 14 миллионов гривен — сумма неподъемная», — признается Марина Козерод.

27 марта Печерский районный суд Киева арестовал экс-министра иностранных дел 57-летнего Леонида Кожару. Под стражей будет до 25 мая. Его подозревают в убийстве товарища — столичного бизнесмена 56-летнего Сергея Старицкого. 21 февраля Старицкий приехал в гости к Кожаре в село Чайки под Киевом. Выпивали. Затем раздался выстрел. Марина Козерод была в другой комнате, рассказывала тогда. Когда зашла на кухню — Старицкий был мертв. В его руках — пистолет Леонида, говорила. Полиция зафиксировала самоубийство, и вскоре дело переквалифицировали на убийство. Следствие месяц изучало доказательства, проводили экспертизы. Имеют подтверждение, что Кожара застрелил товарища, а затем инсценировал его самоубийство.

Vasylʹkivsʹka, 12, Kyiv, 03022